Версия сайта для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТЫ В МУЗЕЙ

Бои за Абинскую

С боёв по освобождению Кубани от фашистских захватчиков начался 1943 год. Всё ближе с кровопролитными сражениями войска Красной армии подходили к станице Абинской. Восстановить ход событий помогают работы краеведов-абинчан Василия Васильевича Белого, Ивана Ивановича Ашеки и Геннадия Фёдоровича Акимченкова. Подробный рассказ о боях за освобождение станицы написал Геннадий Фёдорович в книге «Абинская в огне». Эта книга позволяет восстановить буквально день за днём действия полков и дивизий, наступающих в сторону Новороссийска. Здесь – небольшой отрывок из записных книжек автора:
… По данным разведсводок штаба Черноморской группы войск по состоянию на 25 февраля противник выбит из населенных пунктов Гарькуша, Кувичинский, Оболонский, Соколовский, Долгополов, Евсеевский, Варнавинское, Голубовский.           Контратака противника силой до батальона 228-го горно-стрелкового полка 101-й дивизии из района Мова на Голубовский успеха не имела. Оставив на поле боя 137 трупов, враг в беспорядке отошел на исходные позиции. К исходу дня части   101-й, 97-й горно-стрелковых и 19-й пехотной румынской дивизий вели бои за удержание Мерчанской, Мова, Абинской.
          28 февраля противник в прежней группировке продолжал оказывать упорное огневое сопротивление продвижению наших войск на рубеже Троицкая, Мова, Мерчанское, Ястребовский, Абинская. Абинскую обороняют 97-я немецкая горно-стрелковая и 19-я румынская пехотная дивизии.
          Ближайшей задачей 56-й армии было овладение станицей Абинской. Первая попытка взять станицу сходу 20 и 21 февраля не удалась. Следующая операция по овладению Абинской назначалась на 28 февраля, но из-за слабого снабжения войск армии переносилась на 4-е, 5-е, затем на 9-е марта. Но и в этот день наступление не состоялось, так как не были получены снаряды и продовольствие. Окончательный срок наступления был назначен на 10 марта.
          В начале было решено нанести главный удар севернее Абинской на участке Ястребовский, Бережной с тем, чтобы форсировать реку Абин, по кратчайшему пути выйти на дорогу, ведущую в Крымскую, и этим отрезать вражескую группировку в Абинской.
          Однако 5 марта по распоряжению штаба фронта направление главного удара было перенесено левее, то есть непосредственно на Абинскую, с юго-восточного направления. Преимущества этого плана были в том, что здесь можно было продвигаться по дороге, используя технику, в отличие от северных низин, труднопроходимых в распутицу.
          В то же время, вновь выбранное направление имело целый ряд отрицательных факторов. Передний край обороны противника на восточной окраине станицы отличался мощными оборонительными сооружениями. Все подходы к станице открыты на расстоянии от трех до пяти километров. Чистое поле по всей длине фронта от гор до железной дороги и дальше.
          Станица Абинская представляла собой крупный населенный пункт, насчитывающий 3208 домов и имеющий по фронту 5 км и в глубину 4 км. В основном бой должен был проходить в населенном пункте и носить уличный характер, а это требовало применения большого количества живой силы. Таким количеством сил 56-я армия в тот момент не располагала.
          Через станицу протекает река Абин, которая представляла серьезное препятствие для движения с боем внутри оборонительной полосы противника. Кроме того, противник приспособил к прочной обороне отдельные дома, разместив в них огневые точки. Таким образом, направление главного удара было выбрано без учета состояния обороны противника, условий и характера местности, наличия сил и средств наступавших частей.
          По данным разведки, полученным в начале марта 1943 года, берег реки Абин был эскарпирован (эскарп – противотанковое земляное заграждение в виде высокого крутого среза берега реки). Высота эскарпа составляла 2 метра.   Вдоль реки тянулся ряд окопов и дзотов, мост через реку был заминирован. (В то время мост находился на улице Красноармейской, сейчас здесь «висячий» на тросах мост, но подъезды с обеих сторон сохранились).
          Все мужское население станицы от 15 до 45 лет немцы мобилизовали на окопные работы. На окрестных курганах были оборудованы дзоты, в сараях домов замаскированы танки, на окраине станицы несколько танков врыты в землю.
          В районе Абинской была отмечена высокая активность транспортной авиации противника. 2 марта здесь приземлились 45 транспортных самолетов, 5 марта – 52, 7 марта – до 40 самолетов. Кроме того, грузы сбрасывались с самолетов на парашютах. Из Крымской прибывали воинские эшелоны.
          В штабе ЧГВ (Черноморской группы войск) был сделан однозначный вывод: проводимые противником работы на переднем крае, подтягивание к фронту резервов, подвоз боеприпасов и продовольствия транспортной авиацией указывают на намерение противника упорно удерживать занимаемые рубежи. 
          Накануне штурма 8 марта была получена новая сводка, характеризующая ситуацию в районе, который намечалось штурмовать. На северной окраине Абинской (со стороны Варнавы) ведутся окопные работы.  Там же отмечено два минных поля, отдельные участки укреплены проволокой в два ряда, отдельные дома приспособлены под огневые точки. У шоссе на восточной окраине (со стороны Ахтырской) – закопанный в землю один танк, юго-западнее хутора Гришкин – проволочное заграждение в четыре кола. В отдельных местах перед проволочным заграждением – минные поля, там же ежедневно производятся окопные работы. На переднем крае обороны в этом же районе отмечено наличие сторожевых собак.
          По агентурным данным, в селении Мерчанское (6 км севернее Абинской) – до 100 румын и до 60  немецких солдат, все население Мерчанского эвакуировано. На восточной окраине этого пункта установлен ряд пулеметов, вырыты окопы, несколько дней тому назад подвезено 6 подвод мин, которые установлены саперами на различных участках. На хуторе Ястребовском – рота румынских солдат.
          Восточная окраина Абинской забита румынскими солдатами, на западной (со стороны Крымской) – до 1000 немецких солдат. Население из восточной окраины Абинской эвакуировано на западную и частично в другие населенные пункты.
          Обороняют Абинскую 97-я немецкая горно-стрелковая и 19-я румынская пехотная дивизии.
          По распоряжению командующего 56-й армией на правом фланге армии между Троицкой и Абинской на фронте 24 км удар наносили 353-я и 20-я стрелковые дивизии и 76-я морская стрелковая бригада. Главные силы армии – шесть дивизий (339-я, 61-я, 55-я, 83-я, 383-я и 394-я) и 7-я гвардейская стрелковая бригада – выделялись для нанесения главного удара непосредственно на Абинскую.
          Ударная группировка имела построение в два эшелона. Первый – 339-я, 61-я, 55-я, 83-я и 383-я стрелковые дивизии. Второй эшелон – 394-я стрелковая дивизия и 7-я гвардейская стрелковая бригада.
          Кроме того, на участке главного удара, на фронте около 5 км имелось пять полков артиллерии из резерва Главного командования – это около 200 орудий, 5 дивизионов гвардейских минометов («Катюш»), танковая группа в составе 90 танков. Одновременно привлекалась авиация всего фронта – 4-я и 5-я воздушные армии. Такие силы командование фронта не собирало даже для освобождения краевого центра Краснодара.
          Однако в первый же день боя, 10 марта, стало очевидно, что операция подготовлена недостаточно. Операцию должна была поддерживать почти вся авиация, но вместо мощных массированных ударов авиации фактически наносились слабые удары небольшими и разрозненными группами самолетов.
          Управление авиацией над полем боя было слабым. Это дало возможность авиации противника наносить сильные бомбовые удары по боевым порядкам наших войск и по их тылам. В первой половине дня немецкие самолеты практически безнаказанно бомбили и расстреливали наши наступающие части, и лишь во второй половине дня положение несколько улучшилось. 
          Артиллерийский огонь оказался также малоэффективным. Не имея постов наблюдения, артиллеристы вели огонь по площадям. В результате огневые точки противника на переднем крае подавлены не были, и атака нашей пехоты захлебнулась. Лишь 383-й стрелковой дивизии удалось добиться некоторого успеха. Однако введенная в бой лишь в 14 часов 151-я танковая бригада потеряла 10 танков и отошла. 
          В результате двухдневных боев прорвать оборону противника в районе Абинской не удалось, и войскам пришлось отойти на исходные позиции.
          Так описывает эту попытку наших войск освободить станицу Абинскую Маршал Советского Союза А. А. Гречко, в то время командующий 47-й армией.
          О неудачной попытке первого штурма станицы Абинской вспоминал и командир 383-й шахтерской стрелковой дивизии генерал-полковник К. И. Провалов. Это его дивизии, по свидетельству А. А. Гречко, единственной удалось добиться некоторого успеха. Эта дивизия наступала по горам и к 23 февраля 1943 года подошла вплотную к станице Абинской со стороны лагерей.
          Фронтальный удар на Абинскую закончился неудачей по нескольким причинам. Основная причина неудачи – это неправильный выбор направления главного удара. Удар, видимо, следовало наносить, как и планировалось вначале, не фронтальный, непосредственно на Абинскую, а значительно севернее – на участке Ястребовский – Береговой (ныне Бережной).
          Силы для проведения такой операции оказались недостаточными. Ударная группировка наших войск, наступавших на Абинскую, насчитывала немногим более 4 тысяч человек. Люди были сильно измотаны предыдущими боями, продовольствия было крайне мало.
          Уже в первый день боя, 10 марта, выявилась недостаточная подготовленность операции. Вместо массированных ударов авиации по 120-130 самолетов через каждые 15 минут фактически наносились слабые удары небольшими и разрозненными группами.   Так, в первом налете в 9 часов утра участвовало 22 штурмовика и 12 истребителей, во втором – с 11.30 – 23 штурмовика и 22 истребителя. Управление авиацией над полем боя было слабым. Авиация часто выполняла задачи без учета сложившейся обстановки.
          «Авиация противника, - писал А. А. Гречко, - безнаказанно бомбила и расстреливала наши наступающие части, и лишь во второй половине дня положение несколько улучшилось».
          Подготовка к следующему третьему штурму Абинской продолжалась до 22 марта. Были подвезены в достаточном количестве все виды боеприпасов, горючее, продукты питания.  Личный состав 339-й Ростовской стрелковой дивизии даже получил новое обмундирование и обувь. Эта дивизия наступала со стороны Ахтырской вдоль автотрассы.
          На рассвете 23 марта началась сильная артиллерийская подготовка по обороне противника. Бомбардировщики и штурмовики громили немецкие огневые точки. Все разведанные цели фашистов были уничтожены.
          В образовавшиеся бреши в обороне противника устремилась наша атакующая пехота. Дорогу ей прокладывали «Катюши», которые били со стороны Ахтырской. Их летящие светящиеся снаряды издавали такие звуки, что заглушали все остальные звуки боя. Отстрелявшись, «Катюши» тут же уезжали в обратном направлении. Немецкая артиллерия накрывала эту площадь плотным огнем, но уже в пустой след. Так, постоянно меняя свои позиции, неуловимые «Катюши» наносили новые удары по позициям противника.
          Подразделения 339-й дивизии ринулись в атаку. На восточной окраине, где сейчас посажена роща и находится автозаправочная станция, немцы встретили дивизию сильным огнем.  Много бойцов там полегло. Погибли комиссар 1135-го стрелкового полка майор  И. Д. Климов и помощник командира полка по артиллерии И. П. Поляков.
          Но, несмотря на потери, наши подразделения шли в решительную атаку. 3-я рота 1135-го полка под командованием С. И. Доронина достигла пылающей окраины и ворвалась в станицу. Разгорелись уличные бои. Каждый дом приходилось брать с боем. Бойцы действовали мужественно, напористо, не давая врагу опомниться, и настолько стремительно, что противник не смог организовать такого сопротивления, как было до этого.
          Бойцы 1133-го, 1135-го и других подразделений 339-й дивизии блокировали дома, превращенные немцами в огневые точки, врывались через проемы в здания, уничтожали пулеметчиков, захватывали пленных.
          Особое упорство фашисты проявили, когда их выбивали с территории железнодорожной станции и консервного завода.
          Части 353-й стрелковой дивизии атаковали Абинскую со стороны хутора Коробкина.
          К исходу дня Абинская была очищена от оккупантов. На улицах станицы валялись исковерканные машины, орудия, повозки, брошенное оружие. Уцелевшие жители со слезами радости встречали своих освободителей, рассказывали о зверствах фашистов, наказывали беспощадно бить врага. Не задерживаясь, наши части преследовали отступающего врага в направлении станицы Крымской.

Похожие новости

Комментраии (0)
Оставить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив




Расскажите, как музей может стать лучше? Ждём ваших предложений
Социальные сети

Подписка на новости

Впишите адрес электронной почты ниже, чтобы подписать на рассылку новостей

Оцените работу музея


Календарь новостей
«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031