Версия сайта для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТЫ В МУЗЕЙ

Партизаны Абинской в годы Великой Отечественной войны

разведчики Тихий на отдыхе после операцииОсень 1942 года. Фашисты после неудачного наступления Красной армии в районе города  Ростов превосходящим силами прорвались на Кубань. Танковые клинья разрезали оборону наших войск и уже скоро передовые части немцев вышли к Краснодару, продолжили наступление к морю, к Новороссийску. Наши раздробленные части не могли оказать им достойного сопротивления, с боями отступали от наседавших частей вермахта. Оценив положение на фронте, всем районным исполнительным комитетам, органам НКВД Краснодарского края было дано указание готовиться к встрече оккупантов – при приближении противника эвакуировать ценности в недоступные горные районы, угонять скот, создавать заранее партизанские базы. Такое указание поступило и в Абинский район. Эти события тщательно восстановил бывший партизан, краевед Иван Иванович Ашека. В фондах Абинского районного музея хранятся уникальные документы: воспоминания самого Ивана Ивановича, собранные им мемуары других партизан, подшивка газеты «Партизанская правда», которая выпускалась в период оккупации в лесном лагере, многочисленные фотографии жизни партизанских отрядов. Сюда, в горы Западного Кавказа, отошли партизанские отряды, сформированные из коммунистов, комсомольцев, советских работников, руководителей предприятий и организаций многих районов западной части Краснодарского края, которые по возрасту или другим причинам не были призваны в ряды Красной армии. Год войны, что уже шла на территории СССР говорил: их ждут аресты, пытки, расстрелы. И.И.Ашека свидетельствует:
 
«На базе Абинского истребительного батальона созданы партизанские отряды: Абинский, Ахтырский, Холмский и Мингрельский. Все они расположились в горах района. Как командиры, так и партизаны не имели опыта и навыков партизанской борьбы в лесах и горах. Наступившая обстановка требовала от партизан немедля учиться всем формам партизанской борьбы, быть готовыми к применению знаний на деле в предстоящих боях.
В горах района расположились 12 партизанских отрядов, в которых было до 952 бойцов при 23 пулеметах и двух минометах, на вооружении 730 винтовок, 85 автоматов, 144 пистолета, 2500 гранат и 484 бутылки «КС».
12 августа 1942 года в станице Абинской состоялось совещание командиров и комиссаров всех этих отрядов. На этом совещании в присутствии генерал-майора Красной армии тов. Алексеева и члена крайкома партии т. Прохоровского обсуждался вопрос об установлении общего руководства партизанскими отрядами, действующими в горах района.
В связи с отсутствием объединенного командования партизанскими отрядами со стороны краевых организаций и в целях единой и плановой борьбы с надвигающимся к Абинскому району фашистско-немецкими оккупантами, впредь до особых указаний была избрана руководящая тройка: от Абинского района Печерица Т.К. – начальник РО НКВД, лейтенант госбезопасности, от Славянского -  Парфентьев А. - начальник РО милиции, от Черноерковского - Ярошенко – комиссар, секретарь РК ВКП (б). Штаб тройки осуществлял единое руководство партизанскими отрядами. Костяком в отрядах были 333 коммуниста, 225 комсомольца, 169 депутатов Советов, много несоюзной молодежи, командирами и комиссарами были секретари райкомов партии.
Самым крупным партизанским отрядом были Абинский. В его личном составе было 240 бойцов (60 коммунистов, 43 комсомольца, 137 беспартийных, женщин – 55 человек.).
Поскольку в предгорье Абинского района не была подготовлена оборона и там нет наших войск, штабом было оговорено, что дороги, идущие в горы, будут перекрыты партизанскими отрядами, которые получили названия: Абинский - «Тихий», Ахтырский - «Буря», Холмский – «Орел», Мингрельский – «Вихрь», Ивановский – «Боевой», Брюховецкий – «Шустрый», Калниболотский - «Зорький», Кагановический - «Кубань», Красноармейский - «Бойкий», Мингрельский - «Вихрь», Славянский - «Смелый», Тимашевский - «Решительный» и Черноерковский - «Гроза». Штаб тройки получил позывной «Свет».
Все отряды получили приказ: «Тихому» занять оборону северней хутора Эриванского в 1,5 км от него по реке Бугундырь, перекрыв дорогу, идущую из Абинска, выделив для этой цели 60 партизан. Сорок партизан из «Смелого» и 20 из «Тихого» занимают оборону у скалы Абин, перекрывают дорогу на Шапсугскую из Абинской. Ответственный за этот участок обороны Парфентьев А. «Кубань», «Буря», «Зорький» и «Вихрь» южней станицы Ахтырской, по окраине хутора Комсомолец должны оседлать дорогу по Ахтырскому ущелью. Для этой операции выделить по 25 бойцов. Руководит этой операцией Печерица Г.К. «Бойкий», «Орел», «Решительный», «Шустрый», «Боевой» и «Гроза» перекрывают дороги, идущие на Лепрозорий по рекам Хабль и Зыбза. Каждый отряд выделяет по 20 человек, всего 140 партизан. Здесь общим руководством осуществляет т. Ярошенко.
Всем отрядам выступить в три часа дня 15 августа 1942 г., окопаться,  установить огневые точки, усилить наблюдение за местностью, оказывать помощь по перегону скота в горы, выделить группы разведчиков для усиления разведки в сторону железнодорожной и шоссейной магистрали, чтобы вражеская сила не могла незаметно проникнуть в горы. Быть наготове, чтобы взаимодействовать с отступившими частями Красной армии 216 стрелковой дивизии, штабом генерала-майора А.Пламеневского.
Ночью 16 августа партизаны «Тихого» покинули Абинскую, а на следующий день 17 – августа 1942 г. немецкие самолеты бомбили Абинскую, вели обстрел из дальнобойных орудий, затем танки ворвались в Абинскую.
240 партизан отряда «Тихий» приняли присягу. И партизаны стали готовиться к выходу на выполнение боевого задания.
Отряд «Тихий» имел на вооружении 167 винтовок, 15-20 автоматов, два ручных и один станковый пулемёты, два миномёта, 45 пистолетов, 33100 патронов, 600 гранат, 30 сабель, полторы сотни килограмм взрывчатки, 25 подвод и около 69 лошадей, одну автомашину.
Отряд состоял из подразделений: конный взвод – 35 бойцов, из них 15 коммунистов. Кличка взвода «Летучий». Взвод связи «Горка» - 22 партизана. Радио и редакция газеты «Партизанская правда» - 5-7 бойцов. Стрелковый взвод «Николая» - 42 бойца (17 коммунистов); «Андрея» - 38 партизан (15 коммунистов). Разведвзвод состоял из 36 партизан (5 коммунистов). Подрывники «Смелый» - 28 бойцов (7 коммунистов). Хозяйственный взвод – 36 бойцов. Молодежный взвод – 25 бойцов. Отделение санитарной части 5 бойцов. Штаб отряда – 13 человек (12 коммунистов).
Расположение подразделений отряда было в трёх местах.
- На Эриванском кордоне, где имелось несколько хат и подсобных построек лесничества, расположилась основная база отряда – штаб, взводы связи, разведки, хозяйственный, санчасть, сапожная и швейные мастерские, пекарня, склады продовольствия. На берегу реки Абин партизаны построили баню на 10 человек. Женщины из хозвзвода пекли хлеб, шили одежду, стирали бельё для всего отряда, а мужчины несли караульную службу, шили обувь, шапки-ушанки, вели строительство.
- По ущелью на 2 километра далее от кордона на берегу реки Абин находились стрелковый взвод, штаб отряда, разведчики, связисты и редакция газеты «Партизанская правда».
- Два стрелковых взвода - «Андрей» и «Смелый» расположились лагерем на Ахтырской первой и второй лесосеке, в Сосновой щели.
Здесь в разных местах партизаны построили землянки с одним окошком, дверью. Стены вымощены из бревен. В углу каждой землянки стояли небольшой столик и железная печь-голландка, а на возвышенной части земли были устланы толстым слоем сухие ветки. Сухие листья завершали партизанскую постель. Проход в землянке выстилался бревнами, расколотыми пополам.
На временной стоянке третьей переправы через реку Абин 22 августа отряд подвергся бомбежке и обстрелу немецкими бомбардировщиками. Было убито и ранено 18 лошадей, разбито 5 подвод, 7 партизан ранены (Бодягина, Гневский, Попова, Туманов, Марченко, Киприянов М.) Это произошло не случайно, а по наводке немецкого шпиона жителя станицы Ахтырской Резниченко. Он был задержан партизанами, при нем были передатчик и ракетница с патронами. Его расстреляли за предательство.
Согласно приказу штаба тройки, все отряды заняли оборону на главных дорогах, идущих в горы к населенным пунктам Лепрозорий, Эриванская, Шапсугская. Стояла боевая задача – преградить путь движению противника, защитить рубежи до подхода наших отходящих сил.
Дорога на Шапсугскую была единственной, по которой вражеская техника сможет пройти глубоко в горы. Здесь у скалы 219.8 было хорошее место для засады - узкий участок дороги (8-10м), справа – высота, слева – отвесный крутой обрыв к реке Абин. Наши сапёры на спуске дороги установили несколько противотанковых мин. Г.Печерица с 20 бойцами (Скрипка С., Мороз А., Кучеров С., Васильчиков Н. и другие), а также сорок партизан «Смелого» под командованием Парфентьева А. и Кулика С. заняли оборону у моста, оседлали дорогу и высоту.
Бойцы использовали каменные глыбы, стволы деревьев, рыли окопчики. Г.К.Печерица и С.Кулик направили разведчиков Мороза А., Васильчикова Н. и Скрипка И. в разведку в сторону Абинской. Возле лесного озера они встретили В. Нежданову, которая шла на к партизанам сообщить, что немцы готовят наступление по этой дороге.
Ночь прошла спокойно, но у бойцов было напряженное состояние – каждую минуту ждали врага. Ранним утром 25 августа в воздухе с севера из-за тучи появился немецкий разведывательный самолет «рама», который дважды покружился над дорогой, ущельем и скрылся за горами. Из секретного поста прибежали разведчики.  Партизан Мороз А. сообщил о движении колонны по дороге - три мотоцикла, два танка, 3 грузовые автомашины, легковая и несколько подвод.
Скоро два мотоцикла проскочили вперед колонны и вошли в зону партизанского обстрела. При спуске к мосту послышался взрыв. Один мотоцикл подорвался на мине и его отбросило в обрыв.
Я. Бутенко с размаху бросил связку гранат с высоты в автомашину с пехотой. Вслед и другие на врага стали бросать гранаты, затрещали пулеметы, винтовочные выстрелы. И снова сильный взрыв, за ним второй. Завязался бой. Танкетка завизжала на месте, из пушки била по мосту. Загоревшаяся автомашина при развороте полетела в обрыв, срезая на пути кустарники и молодые деревца, очутилась на середине реки Абин, окутанная черным дымом, горела с сильным треском. Мотоцикл, охваченный пламенем, с убитым солдатом врезался в скалу,.
Четыре часа продолжался этот бой, фашисты отступили. Среди партизан три бойца были легко ранены, но остались в строю. А на дороге противник оставил две подводы с убитыми лошадьми, разбросанные ящики с патронами и продовольствием, танкетку с разбитой гусеницей, горящие автомашины, убитых в бою немцев.
Скоро загудели моторы, прилетели немецкие бомбардировщики, сбрасывали бомбы на дорогу и по реке Абин. К этому времени партизаны уже скрылись в горах. Это было первое боевое крещение отряда.
Абинские партизаны перешли реку Абин и заняли новую оборону поперек ущелья на следующей горе, используя естественные укрытия: деревья, камни, выступы, образованные паводком реки. На новой позиции прошло несколько суток, когда партизаны встретили первых красноармейцев из 216-й стрелковой дивизии, которые подошли на наш рубеж обороны. Вражеское командование, встретив яростное сопротивление партизан, курс своего наступления на Шапсугскую изменило, они пошли другой дорогой на Узун и Куафо по щели Шапарка. Но подоспевшие бойцы морской бригады и красноармейцы полка 216-й стрелковой дивизии выбили противника из восточной части станицы. В том бою участвовала группа партизан во главе с Глушко.
Но наступление нужно было ждать и на других участках обороны в горах. Согласно приказа штаба, командиры Головенко Е., Спиридонов И. со своими бойцами заняли оборону от восточного хребта к западному по ущелью реки Бугундырь в полутора километрах от хутора Эриванского, оседлали перекресток дороги у моста. 60 партизан, расставленные командирами взводов, приступили к строительным работам – рыли для себя окопы, производили маскировку, устанавливали пулеметы. За мостом на дороге партизанские саперы установили мины. Слева от дороги расположились партизаны Аврамов И., Ашека И., Фоменко Ф. с чехословацким ручным пулемётом и разведчики Роднов А., Лебедев Н., Черненко В., Тюленев Б. Рядом - пулемётная огневая точка Светличного Д. На восточном хребте Бугундырского ущелья был окоп пулемётчика Ткаченко Т. Скоро прилетел самолет-разведчик Фоке-Вульф. После его ухода мы ждали бомбардировщиков. Восемь немецких самолетов бомбили хутор Эриванский. От взрыва бомб рушились хаты, горели сараи, среди хуторян появились убитые и раненые.
На четвертый день августа месяца немцы предприняли первую попытку наступления по Бугундырскому ущелью к хутору Эриванскому. Из секретного ночного поста наблюдения прибежали партизаны Богданов В. и Лебедев Н. и доложили командиру Головенко, что движется немецкая колонна. С восточного хребта к дороге спустилась группа красноармейцев с политруком, одна подвода со станковым пулеметом «Максим» и пара лошадей тянули пушку «сорокопятку». Красноармейцы расположились в наших окопах, а артиллеристы скрылись за кустарником. Вскоре из-за поворота лесного массива на дороге показались два мотоцикла, в коляске одного установлен пулемёт, две автомашины с пехотой, две танкетки и четыре груженых подводы. Треск, шум моторов, скрежет гусениц разносился по всему ущелью. Видны солдаты, одетые налегке, идут, засучив рукава выше локтя. Иногда солдаты постреливали из автоматов. А когда мотоциклы и танкетка приблизились к мосту, вдруг произошел взрыв.
Сзади нашей позиции грянул выстрел «сорокопятки». Заработали наши пулеметы, им стали подпевать одиночные выстрелы. Под нашим обстрелом при развороте в кювет опрокинулся мотоцикл и тут же загорелся. Из остановившейся автомашины живые фашисты бросились на землю, убитые свисали вниз головой из кузова. У двух подвод пали лошади.
Стрельба со стороны противника из беспорядочной становилась организованной. Отступая назад, одна танкетка вела огонь по нашему рубежу. Партизаны и красноармейцы стреляли по одиночным убегавшим фашистам. Загорелась автомашина, черный дым столбом поднялся высоко вверх. Со стороны хутора Дубки заревел шестиствольный миномет. Мины с большой силой рвались по хутору Эриванскому, образуя огромные воронки, горела трава, покрывая дно ущелья и хутор запахом дыма. Теперь фашисты лесом стали прорываться к хутору. Пулеметчик Светличный Д. и бойцы взвода отбивают атаку группы противника в 12 фашистов. Наш пулеметный расчет - Аврамов И., Ашека И. и Фоменко Ф. огнем ручного пулемета «Шкода» уничтожили группу в 8 солдат. Две атаки противника партизанами были отбиты. В этом бою геройски погиб партизан Щеренко С., четыре человека получили ранение, в том числе и командир взвода Головенко.
Партизаны Швец, Игнатенко Д. и Новак Н. были посланы к месту первой нашей встречи с врагом. Противник потерял 35-40 солдат. Партизаны вернулись, притащив ящик с патронами и мешок хлеба русской выпечки, шоколад, три винтовки.
Ещё один эпизод: в хуторе «Комсомолец», что в четырех километрах от станицы Абинской, расположились 40 фашистов с одним пулеметом и минометом.
Узнав о силе противника, командиры Яровой И. и Якубовский Т. решили совершить налет на немецкий гарнизон. Была подготовлена группа партизан, которая тайком приблизилась к усадьбе колхоза. Бойцы сходу попали на боевое охранение. Без единого выстрела был уничтожен пулеметный расчет. Сразу после этого совершен налет на здание, где находились немцы. Но там партизан заметили. Полчаса продолжалась атака.
В бою было убито 17 немцев, несколько ранено, в плен взято два фашиста, трофеи составили 15 винтовок, полторы тысячи патронов, три пистолета, 43 гранаты. Уцелевшие оккупанты бросились бежать в станицу. Партизаны угнали в горы 30 свиней, увезено на подводах тонна табака. Ушло с партизанами пять семей колхозников.
В боевой операции показали свое мастерство партизаны: Тищенко И., Степанченко И., Порожняк Ф., Кучерявый С., Ткаченко В., Волох В., Олейник М. и Попандопуло А. Эти эпизоды – только малая часть действий партизан.
Была ещё одна операция против врагов, в которых партизаны помогли нашим войскам – штурм горы Шизе, которая в данной местности является командной. Фашистам удалось захватить её. С высоты противник, установив крупнокалиберные пулеметы и миномет, начал обстрел станицы Эриванской и дороги, идущей на Шапсугскую.
Положение становилось критическим и угрожающим, сковывалось движение наших сил, техники. Все население станицы покинуло свои дома и люди укрылись в лесах в землянках.
Стояла задача – сбить врага, засевшего на вершине горы Шизе.
Для её решения были мобилизованы воины из 77-й стрелковой дивизия, 83-ей бригады морской пехоты полковника Красникова и 225-ой полковника Гордеева. Подключили к участю в операции и партизанские отряды «Тихий», «Буря» и «Зорький». Задача партизан, хорошо знающих местность, - показать труднодоступные тропы к вершине, с которых враги не ожидают нападения.
Каждому взводу стрелков, моряков и партизанскому бойцу определили направление движения.
На рассвете 2 октября 1942 года после залпов «Катюш», артиллерийского и минометного обстрела высоты, ударные группы красноармейцев, моряков и взвода партизан, цепляясь за ветки деревьев, сохраняя тишину, преодолевали крутой подъем высоты «Шизе». Были обнаружены огневые точки шести пулеметов, которые короткими и длинными очередями простреливали леса, улицы станицы. Осветительные ракеты падали в леса, на открытую местность.
Поднявшись с запада и востока склонов горы «Шизе», отряды начали её штурм. Разгорелся бой. Длинные и короткие очереди автоматов, одиночная стрельба из винтовок, все смешалось в общий гул боя.
Партизанский взвод «Тихого» по восточному склону высоты, прикрываясь лесом, вывел солдат в тыл противнику. Моряки и красноармейцы ворвались на высоту, бросая гранаты и отсекая автоматным огнем отступление врага, ворвавшись в неглубокую траншею противника. Противник был отброшен от Шизе до высоты 179.2 около хуторов Линдаров и Первогреческий. В бою за высоту было уничтожено до роты автоматчиков и 150 стрелков. Третья румынская дивизия потеряла убитыми и ранеными до 50 процентов, 80 солдат взято в плен.
В боях отличились бойцы 322-го морского десантного батальона 255-й бригады морской пехоты.
На следующий опять вспыхнули бои. Наши воины отбили 11 атак врага, которому так и не удалось опять занять высоту. Моряки в рукопашном бою уничтожили до ста гитлеровцев. Умелое руководство боем проявил начальник штаба батальона лейтенант Савицкий А. Партизанам-проводникам была объявлена благодарность».
С приходом Красной армии на позиции в горах партизаны без дела не остались: регулярно в тыл врагам уходили разведчики, чтобы узнать о расположении частей, следили за передвижением поездов на железной дороге, устраивали диверсии. И об этой странице жизни партизанских отрядов подробно рассказал Иван Иванович Ашека. Здесь – только часть его воспоминаний. 
«Командование партизанских отрядов организовывало и засылало партизан в одиночку или небольшими группами в тыл врага для сбора сведений о противнике не только для штаба тройки, но и воинских частей, которые заняли оборону и вели бои местного значения. Населенные пункты Абинская, Ахтырская, Холмская, Ильская, Мингрельская, Варнава, Фёдоровская, Воскресенская и Троицкая были местом разведки партизан.
Разведчики Таня Журба, Хомяков, Богданов и Зеленский побывали в станице Абинской.  
Таня после разведки возвращалась не только сама, но и с группой военных, которые встретились ей в лесу. Они выходили из окружения. Таня показала им дорогу к партизанам. После возвращения разведчики сообщили, что Абинская подпольная группа Ситника, Горлова, Андриевского, Нежданова работает в тяжелых условиях, они связаны с детской патриотической группой, действующая по своему усмотрению.
Командование отряда интересовало все: как к немцам относятся жители, какая сила и техника у врага, где расположились штабы, пушки, танки, о наличии солдат бельгийской национальности и казачьего полка Платова, существует ли казачья часть «Свободная Кубань», расквартированная на территории нашего района, сведения из Абинской о районном сельхозкоменданте Креймаке, о том, что немцы занялись убийством мирных жителей и бойцов РККа, попавших в плен. Они рассказали, что через станцию Абинскую на Новороссийск ежедневно проходят поезда с живой силой и техникой, а обратно с ранеными. Вблизи моста через р. Абин у железнодорожного полотна организован склад с боеприпасами.
От Ткаченко И. и Масловой О. партизаны узнали, что существует группа подростков в 12 человек, которые вредят врагу всюду и везде. Среди них Суркова Н., Равченко Е., Апполон А. и Задикьянц. Подростки уничтожали телефонную связь. Не ускользнуло от разведчиков и то, что ежедневно немцы выгоняют жителей на строительство оборонительных укреплений, как внутри Абинской на берегу реки, так и на северной, восточной и южной окраине.
Ходить в разведку – опасная работа. Разведчик Зеленский А. трагически погиб. Хомяков В. от неосторожности чуть не попал в лапы фашистам.
И опять разведчики уходили на задание в Абинскую. За трое с половиной суток девушка Таня Журба, вместе с подружкой-подпольщицей Неждановой В. собрали богатый материал о противнике. Нужно было доставить их в отряд. Как только опустились лучи солнца над Абинской и лесом, Журбе удалось добраться на южную окраину станицы. А когда стало совсем темно, она лозовым кустарником по р. Абин добралась к лесу, уходящему в ущелье. Миновав немецкую оборону, она оказалась на нейтральной полосе. Её заметили, началась перестрелка, от пуль ей пришлось бежать, а на склоне горы ползти. С нашей стороны её возвращение поддерживали огнем. Здесь её поджидал командир полковой разведки 1135-го стрелкового полка 339 стрелковой дивизии. В штабе Таня Журба объяснила и на карте указала, где склады боеприпасов, где в саду средней школы № 1 размещены пушки в трех местах. Рассказала, что поезда проходят в разное время, железнодорожный мост не разбит, не тронуты и деревянные через реку Абин, а также где размещены штабы немецкие и румынские. В центре Абинской бывший хозяйственный магазин превратили в солдатский клуб – Зольдатенхейм. В Абинской есть охрана гарнизона, военная комендатура, жандармерия и полицейская управа. Она стала перечислять список полицаев предателей и изменников Родины: имена более 40 подонков.
Стало известно и пропавших партизанах. Немцы арестованных Горлова Н. и Андриевского М. пригнали к станичной бане и там расстреляли за связь с партизанами. Жительница станицы Волохова М. подтвердила это, ибо событие происходило в её подворье, в сарае. Стало известно, что Ганонченко и Громадюк на ул. Интернациональной у колодца встретились с патрулем, началась перестрелка. Ганонченко в упор застрелил одного немца и ранил другого. Побежал к реке Абин, чтобы скрыться в лозах, но раненный не смог далеко уйти. Волохова видела, как его тащили немцы и бросили в сарай. Наутро привели и Громадина.
Два дня их допрашивали, били, кололи штыками, а потом отрезали уши, выкололи глаза. Партизаны были расстреляны в овраге на западной окраине Абинской.
Двор бывшего летнего кинотеатра, здание райбиблиотеки, Дом офицеров Красной армии превращены в концлагерь, обнесенный колючей проволокой, поставлены две вышки. В лагере до 500-700 граждан и военнопленных, которых не кормят и не дают воду. Из этой группы было отобрано немцами свыше 270 человек и 8 сентября 1942 года их расстреляли в овраге.
Во дворе средней школы так же возведен концлагерь на 350-400 человек. Там - люди разных возрастов - женщины и мужчины, грязные, немытые, у них рваная одежда и обувь. По несколько дней людей не кормили, а передача хлеба от жителей запрещалась лагерной полицией. Молодых ребят и девушек из этого лагеря отбирали и отправляли в Краснодар для перевозки в Германию в рабство…
… Партизанские группы приходили из разведки и рассказывали интересные истории.
В горных садах поспел виноград.
- Ребята, поедем на телеге за виноградом для наших солдат, - сказал командир нашего молодёжного отряда Хомизиди. Мы все согласились и побежали к командиру роты.
- Даёшь подводу?
В подводе было четверо. Кучер умело управлял лошадью. Ехали быстро. Когда подъехали к табору бригады, то неожиданно заметили, что на другом склоне горы женщины собирают в корзины виноград. Их охраняют солдаты.
- Один… три… шесть фрицев, - посчитал Лебедев.
К ним подъехала грузовая автомашина, привезла ещё женщин и трех солдат.
Фашисты заметили нашу подводу, начали преследовать Хомизиди, Лебедева и Богданова.
Грузовая автомашина мчалась за партизанами по дороге, а потом свернула на поляну, где недалеко пряталась партизанская засада. Боец боевого охранения из ПТР выстрелил по машине. Немцев встретил партизанский огонь, они запаниковали и стали отходить назад. Но тут послышался взрыв. Грузовая подорвалась на мине, установленной на дороге у ворот карьера желтого песка. Из ПТР еще послышалось два выстрела. На месте грузовика - снова взрыв, полыхнуло пламя. Партизаны подбежали к грузовику, четыре солдата вместе с офицером валялись, срезанные наповал. Ребята прихватили с собой немецкие документы, ценную для нашего командования военную карту Кавказа 1:1000 с нарисованными позициями, взяли винтовки, автомат и патроны.
Командир роты сам видел этот поединок партизан и стал ходатайствовать о представлении Хомизиди, Лебедева и Богданова к ордену Красной Звезды. В дивизии эту просьбу поддержали.
Партизанские разведчики приносили сведения в штаб тройки о работе железнодорожного транспорта противника, предложили разрушить мост через реку Бугундырь, пустить под откос состав.
Эту операцию было поручено осуществить комиссару отряда «Решительный» Бережному Михаилу. Было подготовлено 16 партизан из этого отряда и пять из «Тихого» - Малюта М., Бондаренко В., Грищенко А., Алексеев А. и Воробьёв В.
К вечеру группа собралась на передовой линии обороны. По пути заминировали ещё и шоссейную дорогу.
Наступила ночь, партизаны ушли гуськом в нейтральную зону около железной дороги. Разговаривали партизаны шепотом, были рады, что вот скоро грянет дождь. Черные тучи ползли по небу с гор. Шум ветра с гор усыпил бдительность немцев, да и мелкие капли дождя сделали свое дело. Группа, по бездорожью, прячась при переходе в полях кукурузы, подсолнечника, незаметно добралась к железной дороге. Прохаживающихся по полотну немцев не было. Только на станции Линейная изредка мигали огни.
Сам комиссар и два сапера укладывали две мины натяжного действия под рельсы, четыре партизана срезали провода на столбах. Остальные стояли на постах наблюдения.
Под утро на шоссейной дороге произошел взрыв. В том месте, где партизаны заложили взрывчатку, что-то загорелось, хлопали мелкие выстрелы.
Партизаны залегли у большого кургана в кустарнике терна. Прошло совсем немного времени, но партизанам показалась, что утекла вечность. Со стороны станции Линейная показался слабый огонёк, медленно передвигавшийся к Бугундырскому мосту. Паровоз, пыхтя, вез железнодорожный состав. Вдруг раздался взрыв один, затем второй. Паровоз с 21 вагоном пошел под откос, лязг, скрежет, стрельба слились в единый гул.
Партизаны открыли огонь по гитлеровцам, в панике бежавшим из вагонов в разные стороны. В лесу комиссар подвел итог операции и записал себе на листке: уничтожено 189 фашистов, двадцать один вагон и паровоз пущены под откос. В выполнении операции отличились Пилипеев К., Скиба А., Антонец, Харченко из «Решительного», и Гриценко Р., Воробьев В., Малюта М., Бондаренко В. из «Тихого».
Партизаны, миновав кустарники, небольшой лесной массив, хотели подняться на высоту, но там окопались немцы. Пошли другим путём: пробежали отдельные хаты хутора Линдарева, попали в стык между частями противника. Последняя пара бойцов была замечена немцами. Фашисты открыли пулеметный огонь с обоих сторон стыка. В нейтральной зоне партизаны, скрываясь от обстрела, перебегали от дерева к дереву. Так и продвигались к своим. Два партизана были ранены. Но всё же прорвались к своим, в отряде «Решительный» им сделали перевязки ран. В штабе 1135-го полка 339-й дивизии командир партизанской группы Бережной докладывал командиру полка майору И. Сцепуро о проведенной операции.
Командование воинской части нуждалось в точных сведениях о противнике в Абинской. Толковые армейские разведчики во главе с политруком подготовились к операции. К ним примкнули партизаны Петр Бабич, И. Швец и Э. Стрельников, хорошо знающие местность.
Разведчики ночью в полной тишине прошли западней хутора Красная победа. Впереди шли Бабич и И. Швец, за ними все остальные с политруком Сергеевым. Шли лесом, по склону горы, спустились в ущелье и по кустарнику вышли к дороге, идущей к Абинской. Совсем близко было слышно течение Абин. Впереди в темноте виднелись белые стены хат, изредка из центра станицы вверх взлетали одиночные трассирующие пули. Политрук на окраине станицы остановился.
- Вот здесь сделаем засаду, - сказал он.
В терне у дороги прячутся Петр Бабич, Иван Швец и два разведчика полка.
Сутки пролежали разведчики в засаде. К передовой ночью пошли солдаты, за ним следовали подводы. По разговору Бабич определил, что это не немцы, а румыны. Вечером, когда начинало темнеть, в «окно» кустарника Бабич заметил, что по дороге с передовой два солдата вели двух наших красноармейцев. Бабич поднялся во весь рост и кинулся к идущим, дал очередь автомата по немцу, потом по другому, и промазал. Один из солдат с диким криком и воем поднялся с пыльной дороги и помчался прямо на Швеца и разведчиков. Пленные набросились на лежавшего немца и прикончили его. Бежавшего немца поймали разведчики, связали и поволокли его к политруку. А потом вместе с «языком» бежали по оврагу к лесу.
Опомнившись, из Абинской к месту происшествия прибыли гитлеровцы. Из всех видов стрелкового оружия они открыли стрельбу. Хлопали минометы, рвались мины по лесу, оврагу. Целые трассы, снопы трассирующих пуль все ярче вспыхивали на фоне потемневшего леса. Пули разрывались у верхушек деревьев. Но отряд разведчиков был уже в безопасности. «Язык» был доставлен в 1135-й полк, а бывшие военнопленные русские остались в части.
Командование 830-й бригады морской пехоты решило направить в тыл врага своих разведчиков - 12 моряков и двух партизан - И. Федорова и Ф. Омелика под командованием лейтенанта Щетинова. На вооружении разведчиков были автоматы, ручной пулемет, гранаты и финки-ножи.
Через временную линию обороны противника моряки успешно прошли ночью.
У дороги на Шапсугскую разведчики залегли, пулемет установили к бою. Это была группа прикрытия. Лейтенант с десятью разведчиками отправился вперед в Абинскую.
Вдруг на дороге показался кавалерийский разъезд из пяти человек. Они ехали медленно, переговаривались между собой, курили, внимательно оглядывая дорогу и кусты по сторонам.
Один фашист остановился почти рядом с засадой и заметил разведчика. Немец стал кричать остальным, ушедшим вперед, пытался снять винтовку.
М. Коваленко из автомата дал очередь по фашисту. Заработал и пулемет. С лошадей падали убитые гитлеровцы, рухнули на землю и три лошади. Из-за поворота дороги показалась большая группа противника, открывшая на ходу стрельбу. Из Абинской мчались две автомашины с солдатами на помощь. На пути им и попались морские разведчики. Гитлеровцы стремились окружить и взять их в плен. Два разведчика, подпустив вплотную немцев, взорвали противотанковую гранату. Попадали убитые и раненые фашисты. В первую минуту, растерявшись, немцы бросились к кустарнику, где сидела наша группа прикрытия. Заработал наш ручной пулемет.
В этом бою погибло два матроса. Разведчики под прикрытием темноты отошли в лес. Здесь разведчики обнаружили немецкую минометную батарею. Лейтенант принял решение совершить налет на минометную огневую точку, чтобы завладеть оружием противника. У каждого разведчика боеприпасы были на исходе, одна надежда осталась на холодное оружие. Внезапность налета привела к победе, три фашиста срезали наповал. Путь к своим был открыт. Однако, командование бригады морской пехоты поставило новую задачу разведчикам - проникнуть в Абинскую, совершить налет на штаб части и взять «языка».    
Теперь группа разведчиков состояла из 19 моряков и двух партизан-проводников. На выполнение боевой операции попросились вновь Федоров и Омелик. С наступлением темноты группа ушла на выполнение задания.
Все было спокойно, тишина, только в отдельных местах взлетали вверх осветительные ракеты. Преодолевая ущелье, разведчики – моряки вышли к бывшим военным лагерям. После тщательного просмотра местности, группа пустилась к реке Абин, и вброд Федоров привел группу к хате овощеводческой бригады колхоза Красных Таманцев. Здесь не встретили ни единой души, перебрались ближе к окраине по полю капусты. В первой хате от колхозницы разведчики узнали, что в здании образцовой школы находится столовая для офицеров, а в новом здании расположился военный госпиталь.
Пробираться разведчикам пришлось по огородам жителей, прячась за деревья, в ботве кукурузы или подсолнечника, по оврагу, на дне которого журчала вода. В двух хатах наверху оврага в окошках горел слабый свет, а с подворья доносился женский смех.
Разведчики притаились в помидорной ботве. Ждали, когда стихнет и погаснет свет.
 Офицеры, то один, то двое выходили, курили, но дальше орехового дерева во дворе не проходили. В новом школьном здании царило спокойствие. Каждая подгруппа разведчиков ползком подобралась к зданию для налета – одна – для захвата, другая – для прикрытия.
Моряки бесшумно сняли немецкого часового. В прихожей сцапали пьяного офицера. В три окна моряки бросили гранаты. Здание изнутри озарилось светом. Прогремели взрывы, посыпались стекла. Разведчики застрочили из автоматов в окна и дверь. Схватив немца, дали сигнал к отходу. Моряки скрылись в огородах. А около столовой раздавались крики, стрельба, в воздух летели осветительные ракеты. Защелкали разрывные пули в садах, над дымарями, крышами хат.
Офицер был доставлен моряками в штаб 830-й морской бригады. Партизаны Омелик и Фёдоров от командования получили благодарность за участие в операции.
Диверсионная группа В. Козырева из отряда «Боевой» ночью пробрались к шоссейной дороге между станицей Холмской и Ильской, совершила налет на легковую автомашину, уничтожив двух офицеров и 2-х солдат. Одновременно действовала другая диверсионная группа в районе Ильской. Партизаны совершили налет на железнодорожное полотно. Были взорваны две цистерны и две платформы с сельскохозяйственной техникой, подготовленные к отправке в Германию. В перестрелке партизаны уничтожили пять солдат из охраны. В этой операции погиб 15-летний боец А. Симоненко из станицы Ивановской.
Командир взвода Вусик И. со своей группой через хутора Скалозуба и Сорокина ночью проникли к шоссейной дороге Холмская - Табаксовхоз Абинский № 6. Саперы у деревянного моста на дороге поставили 6 мин натяжного действия. Сами партизаны отошли к опушке леса и засели. Ждали всю оставшуюся ночь, но не было никакого движения. Наступил предрассвет, холод одолевал бойцов. И. Вусик, вожак партизан, немного растерялся, - что делать дальше? Уходить в горы тайком или ждать результатов своих действий?
В 10 часов дня на дороге появились две грузовые автомашины. Партизаны приготовились к бою – пулемет, автоматы и винтовки, и каждый ждал сигнала командира. Первая же автомашина, дойдя до мины, взорвалась. Партизаны открыли огонь. Трое партизан побежали к машинам. На бегу посчитали результаты – убиты два офицера и 12 солдат. Прихватив с собой документы, винтовки и три автомата, партизаны скрылись в лесном массиве. По пути обнаружили огневую точку на высоте, спрятались и ждали наступления темноты. Ночью с новыми силами решили сделать налет. Наблюдатели-партизаны доложили Вусику, что это не немцы, а румыны. По темноте, когда враги не ждали, пошли в налет. Были взяты в плен унтер-офицер и солдат, остальные убиты. Партизаны лично доставили пленных командиру 339-й дивизии Кулакову.
Охота партизан отряда на фашистов росла. В районе табаксовхоза № 6 партизаны схватили двух связных на велосипедах, а потом и взорвали деревянный мост, возле которого несколько дней ранее уничтожили две грузовых машины. В этом же районе командование отряда «Боевой» решило направить в глубокий тыл врага группу партизан в 35 человек. Её возглавил П.Тихонов. Стали искать место для перехода линии фашистской обороны, но были обнаружены противником, завязалась ружейно-пулеметная стрельба. В бою погиб П.Н. Тихонов и несколько партизан.  Операция не была доведена до намеченного плана. Не смог отряд совершить налет и на Холмскую. Партизаны попали под артиллерийско-миномётный и пулеметный огонь. Отряд понес потери: 5 убитых и четыре раненых бойца, и возвратился на базу.
Штаб тройки «Свет» дал указание всем отрядам перебрасывать диверсионные группы в тыл врага. В отрядах «Тихий», «Буря», «Вихрь» и «Орел» были подготовлены группы по четыре, пять партизан. Действовали они в хуторах Красный октябрь, Ястребовский, Коробкин, Ким, Воробъева, Варнава. Партизаны уничтожали одиночных солдат противника, предателей-полицаев, сколачивали небольшие группы из местного населения для перехода через линию фронта. 84 фашиста и полицая этими группами были уничтожены.
Итоги партизанской борьбы на территории Абинского района:
О силе 12 партизанских отрядов свидетельствуют их боевые действия. Партизаны в начале обороны перекрыли дороги Абинская – Шапсугская, Абинская – хутор Эриванский, Ахтырская – Эриванская, Холмская – Абинская клиническая больница лепрозория. Именно на этих участках партизаны встретили врага с оружием в руках и не дали врагу проникнуть в горы Кавказа. Здесь было первое боевое испытание партизан до подхода частей Красной армии.
Партизаны и моряки бригады выбили фашистских солдат и офицеров из лесов восточной окраины станицы Шапсугской, сдерживали натиск противника в хуторах Эриванский, Комсомолец, Сорокин, Макартет, Ново-Алексеевском. Была освобождена от нашествия немцев станица Дербентская.
Партизаны отрядов пустили под откос один эшелон противника, уничтожив паровоз и 21 вагон, взорвали две цистерны и две платформы с сельскохозяйственной техникой, 9 железнодорожных и шоссейных мостов, переправу на реке Кубань, уничтожено 2 километра полевого кабеля, на трёх километрах срезан телефонный провод и спилена часть столбов, захвачено 55 пулеметов, 86 автоматов, 759 винтовок, 5 минометов, 24700 патронов, 505 гранат, уничтожено 25 дзотов, 69 огневых точек, 5 танкеток, подожжено 2 склада с боеприпасами. Истреблено 3150 живой силы противника, 29 офицеров, взято в плен 60 гитлеровцев. Партизаны подожгли нефтяные баки Ильских промыслов, было отбито у врага 1050 голов крупного рогатого скота, 560 голов овец и коз, 350 свиней.
Абинские партизаны отрядов «Тихий», «Буря», «Вихрь» и «Орел» освобождали свои станицы и хутора, а во время партизанской войны провели сами или вместе с красноармейцами 52 боевые операции, 95 разведок, 35 диверсий в тылу врага.
Потери партизан: 60 бойцов пали в бою, 29 погибли в тылу врага, 34 ранено в бою и разведке, 209 бойцов и командиров награждено орденом Красной Звезды и медалью «Партизану СССР», а за оборону Кавказа – все партизаны. Таковы итоги партизанской борьбы против гитлеровцев с августа 1942 года и по 22 марта 1943 года.отряд Буря
отряд Орел
разведчики идут с боевого задания второй справа - Ашека И И

Похожие новости

Комментраии (0)
Оставить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив




Социальные сети

Подписка на новости

Впишите адрес электронной почты ниже, чтобы подписать на рассылку новостей

Оцените работу музея


Календарь новостей
«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Популярные метки