Версия сайта для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТЫ В МУЗЕЙ

Революции нет конца…

первый пионерский слет 1924В 1920 году на Кубань окончательно пришла власть Советов. 3 октября 1920 года состоялась первая Кубано-Черноморская областная конференция, на которой была поставлена задача перед новой властью по восстановлению хозяйственной деятельности. Для этого создавались ревкомы. Первым председателем Абинского революционного комитета, который располагался в здании бывшей казачьей управы, был избран Д. Ермоленко. Затем ревком перешёл в центр станицы, в бывшее торговое здание (в 50-70 годы прошлого века в этом здании размещалась прокуратура района, сейчас здание снесено и на этом месте установлен памятник Абинскому укреплению. Мир в районе, наконец, наступил, но жизнь замерла: бездействовали многие заводы, мельницы, маслобойни, были разрушены табачные хозяйства, склады, 6 мостов, закрыты частные магазины и лавки. Сельскохозяйственным рабочим, ремесленникам негде было приобрести товары первой необходимости – керосин, мыло, хлеб, сахар, крупы, муку, ткани и обувь.
В декабре 1920 года Абинский район был выделен из Крымского района, его центром стала станица Абинская. Но становление новой власти происходило с большими трудностями: в горах прятались разрозненные отряды – остатки белой армии, в населённых пунктах было немало скрывавшихся от красных офицеров, казаков, которые яростно сопротивлялись власти советов. Нужно было ревкомам находить общий язык с населением, создавать свой актив. Поэтому из Екатеринодара на места направлялись так называемые уполномоченные – организаторы ревкомов. Они, встретив это сопротивление, докладывали «наверх», что нужны срочные меры по их нейтрализации. Так было и в станице Абинской. Сюда был прислан из Таманского отдела инструктор по организации Ревкомов Рацбаум. Он 5 мая 1920 года докладывал руководству отдела: «Абинская одна из самых больших населённых пунктов в Таманском отделе, причём в неё отовсюду съезжаются за инструкциями, и вследствие её громадного значения для окружающих станиц и посёлков, как центра, я прошу отдельский ревком обратить на неё особое внимание и снабдить её всеми необходимыми полномочиями».
О жизни станицы в то неспокойное время рассказывали первые комсомольцы, бойцы ЧОНа. Они сохранились в записях краеведа Геннадия Фёдоровича Акимченкова.
«Строительству новой жизни стремились мешать лесные отряды белогвардейцев. Они разработали план набега на станицу. На окраине станицы в перестрелке с бандитами Д. Ермоленко был тяжело ранен и срочно направлен в Екатеринодарский военный госпиталь. При эвакуации госпиталя вглубь страны, белогвардейцы напали на эшелон и там Ермоленко погиб. После этих событий председателем Ревкома был избран А.Ф. Моисеенко, а его заместителем И.М.   Украинский. 
Ревкомовцы при помощи актива граждан бедноты, бывших красных партизан и красноармейцев вели борьбу с контрреволюционерами в станице, с кулачеством и отрядами белозелёных, базирующимися в лесах вокруг станиц Абинской, Ахтырской, Эриванской, Шапсугской.                                                            
В горах вблизи Абинской действовали отряды казачьего офицера Братченко и вахмистра Майстренко. На хуторе Первогреческом отряд белозелёных имел в своём составе до 100 человек. У подножья горы Свинцовой группа белозелёных насчитывала до 150 стрелков. В горах возле Ахтырской находился отряд офицера Отрожко. Группа офицера корниловца Немыкина находилась в районе Крымской, недалеко от неё располагался отряд казачьего офицера  П. Буруна. Все они имели связь с Рябоконем, оперировавшем в районе станиц Славянской, Полтавской и Покровской.                                                                                  
Отряды белых имели поддержку со стороны кулачества и зажиточных казаков, которые снабжали их продовольствием, лошадьми, фуражом и давали информацию об активистах органов Советской власти своих станиц и хуторов.                                                                                                                
29 июня 1920 года председатель Абинского ревкома А. Иванов и его заместитель С. Глущенко вместе с заведующим военным отделом – комендантом И.Ф. Комаровым обратились в Таманский отдельский ревком с просьбой прислать отряд для борьбы с белозелёными. Они сообщили, что представители ревкомов станиц Эриванской и Шапсугской не могут жить в этих станицах и находятся в Абинской. В этих станицах фактически нет Советской власти, передвигаться по дорогам опасно из-за большой вероятности нападения белозелёных.
Председатель Шапсугского ревкома Лавриненко в своём рапорте в ревком Таманского отдела сообщал: «Довожу до вашего сведения, что станица Шапсугская за последнее время, т. е. от 15 июля по 8 августа была занята бандитами 3 раза». 
Впоследствии И. Спинов вспоминал, что в 1920-23 годах положение было такое, что в станицах партийные и советские работники на ночь собирались на казарменное положение красноармейцев. Около учреждений устанавливались посты охраны с пулемётами. Ночью нельзя было ходить одному по станице. Если нужно было проехать из одной станицы в другую, то приходилось брать с собой охрану, потому что белые могли встретиться на каждом шагу, и были они хорошо вооружены.                        
В станице Абинской в гарнизоне было 85-100 бойцов, а в ЧОПе   -  63 бойца. Общее руководство силами осуществлял военком Т. Коротков, а его помощником был начальник ЧОПа С.Ф.Комаров 
Перед революционными силами Советской власти стояла задача – объединить свои силы и разгромить белые отряды. Так 19 августа 1920 года группы Литвинова и Дятло были окружены и загнаны в плавни между станицами Мингрельской, Фёдоровской, Воскресенской и Варнавинской. Для их разгрома на помощь силам Мингрельского гарнизона прибыли Абинский гарнизонный военный отряд в 120 стрелков, Варнавинский отряд ЧОПа - 64 бойца, Фёдоровский и Воскресенский отряды – по 70 бойцов каждый, и Екатеринодарский отряд – 1150 бойцов. Сражение длилось трое суток и закончилось полным разгромом белых. Было захвачено пять пулемётов, винтовки, сабли, боеприпасы, 16 подвод, около 20 лошадей и 25 белых. 45 вражеских бойцов сдались в плен сами. Однако белых командиров Литвинова и Дятло поймать не удалось, они скрылись.                                      
В другой схватке с отрядом белозелёных южней Абинской, на лесной опушке за рекой Абин, бойцы Абинского гарнизона полностью разбили группу из 100 человек.
У подножья горы Свинцовой бойцы Абинского гарнизона совершили неожиданный налёт на отряд белозелёных, насчитывающий до 150 стрелков. Бой длился трое суток, на помощь абинчанам пришёл отряд красноармейцев, окружил стоянку белых и на четвёртый день они были разбиты полностью. Только убитыми насчитали 91 человека, много было раненых и только нескольким удалось спастись бегством в горы.
В июле 1921 года Северо-Кавказское совещание объявило амнистию всем трудовым казакам и крестьянам, втянутым в контрреволюционные банды. Но ещё немало времени потребовалось вооруженным силам Советской власти, чтобы уничтожить отряды краснозелёных и выловить их мелкие группы и отдельных стрелков.                                                                                                                                                                    
На Эриванском кордоне, в горах, в 10 километрах от станицы белые убили две семьи, в их числе 13 взрослых. Получив эту информацию, на подавление белых выступили Абинский отряд и бойцы ЧОПа станицы Эриванской. Военком Коротков установил засады на трёх перекрестках дорог с пулемётами в каждой группе. Ранним утром, на дороге у реки Абин, в перестрелке группа белых была разбита. На дороге валялись трупы 43-х убитых человек, 15 были взяты в плен. Трофеями стали винтовки, сабли, патроны, 10 подвод и около 50 лошадей. Часть лошадей была передана бедноте станицы Эриванской.  
Летом 1921 года был пойман главарь отряда П. Бурун.  К началу 1924 года бело-зеленые группировки на территории нашего района были полностью ликвидированы. 
В многочисленных стычках с белыми погибло немало жителей станицы Абинской. В 1939 году на средства абинчан в парке культуры и отдыха на братской могиле был поставлен памятник красным бойцам Гражданской войны. В годы Великой Отечественной войны в 1942 году памятник был разрушен оккупантами и только в 1949-50 годах вновь восстановлен. Стоит на этом месте он и сейчас. Из воспоминаний участников были установлены имена погибших:                                             
Братья Ермоленко: Иван, Михаил, Василий, Григорий, Петр, братья Хоменко Н.С. и П.С.,  Деркач Г., Степанов С., Шатинов А., Косович Николай, Зинченко Я., Дорошенко А., Потёмкин и еще 39 неизвестных фамилий и имен.»
После свержения прежней власти руководить на местах стали Ревкомы и ячейки ВКП (б). А власть – это, как говорят, это порядок и учёт. Чтобы организовать эту работу, нужно было набрать нужных специалистов, которые способны произвести перепись сохранившихся хозяйств, реквизировать имущество помещиков и промышленников, организовать работу бывших артелей и производств. Главными помощниками в этой работе были участники гражданской войны, которые начали возвращаться в станицы и хутора, переселённые из центральных, голодных губерний России демобилизованные красноармейцы. В этой работе помогали и командиры частей красной армии, размещённые в окрестностях станицы Абинской. 
В воспоминаниях старожилов, первых комсомольцев, которые сохранил краевед Геннадий Фёдорович Акимченков, говорится: «В начале июня 1920 года в летнем фойе кинематографа Абинской состоялось первое собрание станичной молодёжи. На собрании присутствовало около сотни юношей и девушек. Рассматривался вопрос о создании комсомольской станичной ячейки и о её задачах в строительстве новой жизни. Политработник воинской части, дислоцированной в Абинской, С. Недосен сделал доклад о Российском Коммунистическом Союзе молодёжи и предложил создать в станице первую комсомольскую ячейку. В ячейку вступили 20 парней и девушек. Секретарём комсомольской ячейки они избрали Семёна Комарова.»
Комсомол в Абинской деятельно взялся за строительство новой жизни. Особое внимание обращали и на детей. Для них стали создаваться пионерские организации. Один из первых комсомольцев Семён Филиппович Комаров так рассказывается об этой деятельности: 
«В 1922 году в Абинской такие отряды создавались комсомольцами по месту жительства ребят. Первый отряд возник при железнодорожной станции Абинская, второй отряд был центральным общестаничным и третий при мукомольной маслобойной мельнице № 10 имени М.И. Калинина.  
В каждом пионерском отряде было по 30-40 ребят, а по району пионеров было 190-200. Во главе каждого пионерского отряда стояли пионервожатые – комсомольцы. В 1925-30 годах в Абинской пионерские отряды были при центральной станичной ячейке комсомола. В 1925 году председателем районной детской коммунистической организации был назначен Николай Стенченко, член бюро Абинского райкома комсомола. К 1929 году в станице Абинской было 300-350 пионеров. 
В 1929 году был проведён первый слёт юных пионеров. Участники слёта показали свои изделия, это были рисунки, резьба по дереву, предметы из глины и камня. По количеству пионеров самым большим был пионерский отряд № 1 Центральной детской организации – 129 ребят.   
Каждый пионер носил галстук с металлическим зажимом и имел пионерский билет. А. Комарова, вступившая в юные пионеры 30 июля 1924 года, имела билет № 1669, в билете были записаны Законы юных пионеров. Пионеры читали свою газету «Ленинские внучата». На районную пионерскую организацию приходило всего 90 экземпляров этой газеты. Каждый пионерский отряд уже тогда имел барабан, горн и флажок.
Чтобы в населённом пункте работали все жизнеобеспечивающие службы, мало иметь революционного комиссара. Мирная жизнь требует организации образования детей, здравоохранения. Для поддержки порядка вместо царской полиции – народная милиция. Чтобы центральная власть могла содержать армию, нужно собирать налоги. Поэтому в Абинском ревкоме были созданы отделы: земельный, военный, здравоохранения, трудгужповинности, комитет народного образования. Как свидетельствуют воспоминания современников, все они располагались в разных помещениях на базарной площади станицы Абинской. Члены Ревкома выбирались на митингах и затем утверждались президиумом. Президиум состоял из шести человек. Это председатель (Иванов), заместитель (Украинский И.М.), военный комиссар (Коротков), руководитель Комитета бедноты (Чеботарёв), и так же председатель ревкома (Моисеенко А.Ф.). Зарплата рабочим и служащим ревкома и его отделов выплачивалась натурой. Им выдавался продовольственный паёк (мука, мыло, жиры, обувь, ткани).                                                              
В своих воспоминаниях бывший комсомолец, командир отряда ЧОН С.Ф.Комаров вспоминал: 
«Ревком организовывал ремонт общественных объектов, школ, дорог в станице, оказывал помощь населению через комитет бедноты. Безземельное и малоземельное население получало наделы земли по нормам 2 десятины на одного едока из фонда бывшего нетрудового пользования. Производится регистрация безработных и определение их на работу. Семьям погибших красноармейцев выдаются пособия, мука, хлеб, масло, печенье.         
Уже скоро после своего образования Абинский станичный ревком принял решение о национализации всех церковных, монастырских, помещичьих, генеральских, офицерских земель. До революции вокруг станицы Абинской располагались владения генералов Перепеловского и Майорова, офицеров Евсеенко, Третьякова, Фитилёва, Соколова, Ястребова, Байкова, Голубовского, Бережного, Изюмского, Гладкова, Коробка. Большими площадями сельскохозяйственных земель владели помещики Попов, Косович, Коровянский, Борзиков, Шахназ, Каллус, Богосов, мелкие плантаторы Аваков, Саввиди, Аведис и миллионеры братья Кургузовы.»
Это был насущный вопрос: в земле нуждались иногородние, которые арендовали наделы у казаков и казачьего общества, красноармейцы, приехавшие на Кубань. Но нужно было и восстанавливать работу транспорта, частных промышленных предприятий, мельниц, бань. На территории Абинского района были национализированы 4 бани, 5 кирпичных заводов, 3 станичные электростанции, 20 табачных плантаций, 3 кожевенных завода. 
Организационная работа ревкома дала свои результаты: в мае 1920 года в станице Абинской начали работать мукомольно-маслобойная мельница. Вальцовая мельница, ранее принадлежавшая Апостолову, перешла в ведение кооперативной организации и подчинялась ей до 1937 года, а потом перешла в собственность колхоза «Северный». Мельница работала до лета 1942 года, до прихода в Абинскую немецко-фашистских захватчиков. Начали работать кирпичные заводы, было возрождено выращивание и переработка табака. 
С.Ф.Комаров рассказывал: 
«Ещё до революции купец С.С. Кургузов на левом берегу реки Абин в районе бывшего Абинского укрепления построил вальцовую дизельную мельницу и крупорушку. Для переброски продукции от мельницы к железнодорожной станции Абинская Кургузовым была построена узкоколейная железная дорога. Она проходила от станции к мельнице по нынешним улицам Пионерской, Крымской, Интернациональной, мимо нынешнего райисполкома к пищепрому. Ещё недавно старожилы станицы помнили о конке купца Кургузова, где основной тягловой силой была лошадь, возившая вагончики, гружённые мукой, жмыхом, маслом для отправки товара железной дорогой. Довольно регулярно по этой дороге ходил пассажирский вагон. Жители называли его «Конка». Этот вид транспорта работал до 1929 года. Цена билета составляла 1-2 копейки за 1 километр. В последнее время погонщиком лошадей и горнистом был А. Подплетённый.» 
В 30-е годы двадцатого века железная дорога была снята с улицы Интернациональной и проложена по улице Крымской до реки Абин к карьеру, где грузили гравий и перевозили его к железнодорожной станции.  8-10 небольших вагончиков перемещались при помощи дизельного двигателя. Местные жители называли его «Кукушка». В каждый вагончик помещалось 2-4 кубометра гравия. Вывоз гравия осуществлялся до прихода немцев на Кубань. 
От улицы Крымской по улице Пионерской к военным лагерям так же была проложена узкоколейка протяженностью 8 километров. По ней шла переброска воинских частей и грузов для лагерей.
Завод братьев Кургузовых был самым крупным мукомольным предприятием в станице Абинской. Теперь он стал государственным предприятием. Переработка зерна пшеницы на муку и подсолнечника на масло шла в течении всего года. На заводе постоянно работало до 42 рабочих. Завод работал до 1942 года.  
В станице по инициативе ревкома стали организовываться коммуны. Основой их были реквизированные помещичьи хозяйства и личное имущество коммунаров. Эти хозяйства были мелкими, для обработки земли не хватало инвентаря, рабочих рук, тягловой силы и потому они долго не существовали. 
На базе экономического развития общества табаководов в Абинском районе возник «Райколхозсоюз». Важную роль в развитии социалистического сектора в станицах играли государственные учреждения «Союзтабак», Абинский совхоз № 6 и «Табаксовхоз». Вскоре на базе коммун стали организовываться коллективные хозяйства. Государство принимало меры для их поддержки. Для оказания технической помощи в посевной компании только что организованным колхозам в районе была организована машинотракторная станция. Сначала это была одна МТС, но вскоре она была реорганизована в две – одна в Мингрельской, другая на станции Линейная. Трактора были русские «Универсалы» и американские «Кейс» и «Фордзон». Однако тракторов, тракторных плугов, борон, сеялок и молотилок ещё было мало.
Директором Линейной МТС был Макар Красковский, человек трудолюбивый и энергичный, он умел активно привлечь к осуществлению своего замысла остальных работников МТС. Первоначально возникали трудности – МТС организация государственная, а работать на тракторах должны были колхозные парни. Поэтому из каждого колхоза в МТС направлялись колхозные ребята на курсы по подготовке трактористов, механиков молотилок, шоферов.
Новая техника для сельского хозяйства была серьёзным увлечением для молодёжи. Управлять трактором, пахать на колхозном поле было большой радостью; званием тракториста, прицепщика все гордились. Очень остро встал вопрос о необходимости подготовки механизаторов, агрономов, руководителей колхозов, бригад. Без таких кадров вести хозяйство было невозможно и их подготовку стали вести на курсах, организованных в Абинском агропедтехникуме. Здесь проходили обучение люди разных возрастов. Одни являлись опытными хлеборобами, другие пришли от рабочего станка.
Однако процесс борьбы за новую жизнь затруднялся. Зажиточная часть населения крепко держалась за свои традиции и разжигала вражду между крестьянами и казаками. Это мешало завершению процесса коллективизации на Кубани. В 1930 году осуществлялись диверсионные акты. В станице Абинской за три дня 1930 года было убито 28 лошадей. В станице Мингрельской из-за угла убили Филатову учительницу комсомолку. В селе Варнавинском кулаки пытались зарубить М. Красковского. Подожгли колхозный табачный сарай, несколько тонн табака сгорело. Имели место и другие случаи насилия и вредительства. 
На районной партийной конференции в 1931 году отмечалось, что в районе в основном была завершена коллективизация. К 1936 году в станице Абинской и её хуторах действовали колхозы «Новая Украина», имени Кирова, «Красный садовод», «Северный», «3-й Интернационал», «Красных Таманцев», имени   Ворошилова, «РККА», «Новая жизнь», «Борец за свободу», «Эльбрус», «Перво-Греческий». К 1940 году колхозы им. Ворошилова, Первогреческий, Нацмен и РККА были соединены с более крупными колхозами. Постепенно Абинский район стал районом крупного земледелия, оснащенным передовой техникой, в котором 99,9 % всей земельной площади принадлежало колхозам и совхозам. Тракторами выполнялось 85-86 % всех полевых работ, а комбайны убирали 68 % колосовых и 95 % подсолнечника. Машинотракторные станции района обслуживали 85-90 % всех колхозов». Впереди был 1941 год…


Похожие новости

Комментраии (0)
Оставить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив




Социальные сети

Подписка на новости

Впишите адрес электронной почты ниже, чтобы подписать на рассылку новостей

Оцените работу музея


Календарь новостей
«    Июль 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031