Версия сайта для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТЫ В МУЗЕЙ

ДОК

После революционной бури, казалось, жизнь остановилась: крупные промышленники, землевладельцы оказались в роли врагов народа. Перестали действовать те небольшие их предприятия, которые давали работу многим жителям станицы Абинской – кожевенная мастерская Воловодова, мельницы и маслобойки Кургузовых, другие предприятия. Чтобы ожила жизнь в станице, ревком постановил реквизировать частные крупные производства и стал налаживать их работу. 
В станице Абинской было организовано на базе кредитного товарищества производство продукции из древесины, благо вокруг было много разного леса – сосна, дуб, ясень, липа и другие ценные породы. Заготовкой древесины занимались в лесу жители станиц Шапсугской и Эриванской. Вырубленные деревья из леса вытаскивали в станицы, там создавались склады для хранения лесоматериалов, а оттуда конным транспортом перевозились на Абинскую железнодорожную станцию. На заготовке и транспортировке леса было занято около 130 человек.  Лес не только вывозили со станции вагонами. Рядом было организовано производство из древесины различной продукции – столяры изготавливали ступки, ободья для колёс, стойки, обрабатывалась кизиловая палка. Из кизила делали ажурную, модную в то время мебель, трости, курительные трубки. Здесь круглый год работало около 60-ти человек. Станков никаких не было - основными инструментами были топор, ручная пила, для разделки брёвен деревянные или железные клинья, конные сани для трелёвки стволов деревьев. 
В 1925 году это производство из лесного сырья было объединено в артель «Кизилпром», в которой работало 30 столяров. Продукция была простой – шкафы, столы, стулья. Из оборудования – маятниковая пила и фуганок. Продукция артели пользовалась большим спросом. Вскоре около железной дороги с ходом строительства помещений для работы артели образовалось деревообрабатывающее производство, которое было одним из ведущих в станице.
Развитие артели остановила война, оккупация. Железная дорога нещадно бомбилась и немцами по нашим эшелонам, а затем и немецкие укрепления после оккупации станицы, нашей авиацией. Доставалось не только эшелонам вагонов и паровозам, но и всем постройкам, которые были рядом с дорогой. Почти все цеха артели были разрушены. 
Сразу после освобождения Абинской от фашистов, наряду с другими предприятиями, райисполком уделил много внимания и восстановлению работы «Кизилпрома». Для руководства работами был назначен 64-летний Гавриил Семёнович Поповский. Ведь после военной разрухи для школ, больниц, учреждений, восстанавливаемых жилых домов требовалось много мебели. Потому её производство стало основным для артели. В 1951 году артель стала называться «Красный столяр». Для обеспечения работы станков через систему ременных передач и валов был приспособлен локомотив мощностью 18 лошадиных сил. Освещались помещения с помощью динамомашины. 8 апреля 1956 года на предприятии был праздник: была подведена электролиния и станки стали работать от электродвигателей. Площадь производственных цехов превысила 700 квадратных метров. Появилась и техника для перевозки заготовленного леса из станиц Эриванской и Шапсугской – два грузовика: ЗИС-5 и ГАЗ-АА. В октябре постановлением Совета Министров Российской Федерации артель была реорганизована в Абинскую мебельную фабрику. 
Фабрика была в то время притягательным местом работы – ведь на пищекомбинате, консервном заводе – ведущим предприятиям в станице Абинской, работали, в основном, женщины. А на фабрике нашли свое дело мужчины, вернувшиеся с войны. Работали с удовольствием, перевыполняя все планы. Расширяли производство – буквально каждый год к существующим цехам добавлялись новые помещения, производство оснащалось современными деревообрабатывающими станками
1957 год стал началом большого строительства: возводились сборочный цех, сушильные камеры, а через три года, в 1960-м на предприятии было уже 6 сушильных камер, работали сборочный, заготовительный, отделочный и паркетный цеха. В июне решением крайисполкома мебельная фабрика и Абинский лесокомбинат были объединены в Абинский лесомебельный комбинат, он входил в состав главка топливной промышленности края. 
И это действительно был комбинат, в составе которого были многие производства. Заготовительный цех занимался заготовкой древесины в лесу, её сушкой, предварительной обработкой, заготовкой деталей мебели на прессах, лакировкой деталей мебели.
Всё это поступало в сборочный цех. Опытные мебельщики собирали столы 1-тумбовые и 2-тумбовые, книжные и посудные шкафы и другую мебель – ассортимент расширялся с каждым годом. Однотумбовых столов выпускалось в месяц более 1 тысячи штук, двухтумбовых – до 500 штук, шкафов книжных и посудных – до 500 штук. Это были красивые, разработанные специалистами модные модели из полированных деталей. В составе сборочного цеха был зеркальный цех, который изготавливал зеркала, резал и обрабатывал стёкла к шкафам.
Большим спросом пользовалась продукция фанерного цеха. Своего сырья – берёзы в наших лесах не было, её привозили вагонами из северных областей России. Здесь берёзу на специальных станках распускали на пласты шпона, из которого клеили многослойную фанеру.
При производстве продукции было много деревоотходов. И её тоже на комбинате пустили в дело – делали табуретки, детскую мебель, кухонные наборы. Но самое интересное применение отходов было в сувенирном цехе – здесь столяры изготавливали инкрустации из дерева, а художники расписывали кухонные и подарочные сувениры. 
- Это наша, абинская Гжель! – говорили в цехе. Работала здесь в основном молодёжь.
Значительное место в объёме продукции занимал дубовый паркет. Его выпускали в паркетном цехе. Как дополнительную продукцию здесь изготавливали табуреты большие и детские. Одним словом, на комбинате было практически безотходное производство, каждая доска, деревянная палочка шла в дело. Это помогало не только увеличивать ассортимент товаров, выпускаемых на предприятии, но и экономить значительные средства на сырье.
Был свой транспортный цех, он имел в составе более 50 единиц техники, которая занималась вывозом древесины из леса. 
Был ещё при комбинате и цех в городе Крымске, он занимался изготовлением прикроватных тумбочек.
При комбинате были отделения по заготовке и обработке дерева в посёлке Новый, станицах Эриванской и Холмской, где не только пилили и вывозили лес, но и делали заготовки.
В том, что фабрика, а затем и комбинат успешно развивались, большая заслуга директоров. Иван Антонович Жук и Виктор Николаевич Зимовец пользовались уважением в коллективе за хозяйственность, заботу о рабочих, особенно молодёжи.
На комбинате работало около 1200 человек. Это в городе был один из самых больших коллективов.  Неоднократно был победителем социалистического соревнования, получал переходящие знамёна за ударный труд. Книга Почёта предприятия была заполнена передовиками производства, которые получали и государственные награды. Орден Ленина вручили двум работникам, «Трудового Красного знамени» получили 5 человек, «Знак Почёта» - 3 человека, медаль «За доблестный труд» 7 человек. Орденом Ленина был удостоен начальник мебельного производства Владимир Федорович Фомин, орденом «Знак почета» и двумя медалями за доблестный труд награждена бригадир бригады горячих прессов Екатерина Николаевна Майюренко. На комбинате была активно действующая партийная организация, секретарём которой был Иван Михайлович Демченко. Председатели профсоюза – Иван Петрович Кравцов, Георгий Константинович Валетов хорошо заботились о рабочих комбината, путевки в Дома отдыха и санатории стоили копейки для рабочих и служащих. Профсоюзом хорошо была организована спортивная работа между цехами. Комсомольцев и молодежь за средства комбината возили по местам боевой славы в города Керчь, Донецк, Новороссийск, Крымск, горнолыжный курорт Домбай.
Продукция мебельной фабрики-комбината, а это двухтумбовые столы, столовые буфеты, секретеры, театральные кресла, комоды, книжные шкафы, диван-кровати и даже гарнитуры из 9 предметов - для однокомнатной квартиры - всего более 15 наименований, расходилась и не залеживалась на складе готовой продукции. Она практически прямо из цехов поступала по разнарядкам по 74 торгующим организациям крайпотребсоюза и 12 торгам – это горторги, ОРСы, курорторги. 
Но наступила перестройка, а с ней – и разруха. Цены на все повседневные товары росли с геометрической прогрессией, а на продукцию комбината сверху заставляли держать на прежнем уровне. О том, к чему это привело, рассказал журналист В.Мусатов в газете «Восход» 1991 года:
«Крупным его, конечно же, не назовешь. В то же время в масштабе нашего района он — мощная производственная единица. Получается как в той пословице: мал золотник, да дорог. 
А теперь о том, почему ДОКу - деревообрабатывающему комбинату — приходится крутиться и вертеться. Нет, не в смысле «шара голубого», а по примеру рядового советского человека, который постоянно где-то что-то достает, проталкивает и т. д. Словом, крутится-вертится как может.
— Сегодняшнее наше положение, — сказал в беседе со мной заместитель директора ДОКа по коммерческим вопросам Александр Алексеевич Холошин, еще пока не кризисное, но близкое к этому. Коллектив в последнее время работает на грани простоя. Былые связи с поставщиками нарушены, а новые рождаются, что называется, в муках. Выручают бартерные сделки по принципу: вы — нам, а мы — вам. К примеру, чтобы получить желанную ДСП, предлагаем заводу-изготовителю этих плит фанеру, тумбочки собственного производства. Но на одном бартере далеко не уедешь. Иной раз, а это бывает чаще всего, приходится переплачивать за необходимое сырье, которое, кстати, мы и так покупаем по договорным ценам.
На этом месте, пожалуй, прервем нашу беседу с заместителем директора. Хочу сказать вот о чем. Рынок, о котором у нас так долго и так упорно говорят, пока что проявляется однобоко. Одним почему-то разрешается торговать по коммерческим ценам, другим такая вольность возбраняется. Тот же ДОК. Чтобы получить сырье для изготовления мебели, ему нужно сильно раскошелиться. А вот продавать свою продукцию деревообработчики могут только по установленным сверху ценам. Тут уж не до жиру, быть бы, как говорят, живу, вконец не обанкротиться.
А выжить ДОКу, как предприятию, чрезвычайно трудно. Пока выручает мебельный набор «Вологжанка», на который опять же сверху разрешено увеличить цену на 10 процентов. Вы спросите, кто же такой командир производства, решающий за изготовителя, по каким ценам
им можно торговать, а по каким нельзя? Конкретного лица нет, есть обобщенное — отдел цен крайисполкома, являющимся, к слову, собственником ДОКа. 
Вот в этом-то и вся трудность. Деревообработчики и шагу не могут ступить без указующего слова из центра. Поначалу на комбинате надеялись на приватизацию. Думали, выкупим предприятие — и положение изменится. Но тут-то было.
Послушаем начальника планового отдела ДОКа Григория Николаевиче Зимовца. Коллектив, сказал он, заблаговременно подготовился к грядущей приватизации. Проведена инвентаризация всего хозяйства, по результатам которой определена цена выкупаемых фондов. Но это еще ни о чем не говорит. Последнее слово скажет оценочная комиссия крайисполкома.   Как она решит, приходится только гадать. Но, если учесть, что крайисполком является собственником Дока, да еще к тому же, отметил начальник планового отдела, еще и претендует на 30 процентов акций в будущей распродаже ДОКа, если все учесть, можно предположить, что решение оценочной комиссии будет не в пользу деревообработчиков.
Во всей этой истории самое удивительное то, что Абинский райсовет, на территории которого находится это приятие, не имеет никакого права на своего «квартиранта». Даже вопросы сбыта мебели проходят мимо районной власти. Всего 5,9 процента готовой продукции общего объема поставок остается в нашем района, остальное уходит на сторону. Вот почему пусто в Абинских мебельных магазинах.
Думается, районному руководству уже сейчас, пока гром не грянул, то бишь началась приватизация, необходимо позаботиться о своих правах на народное добро, каким по праву можно назвать деревообрабатывающий комбинат. Почему бы далекому крайисполкому, близкому райисполкому, не стать совладельцем предприятия? Ведь только в этом случае можно быть уверенным в том, что большая часть мебели из ДОКа попадет в наши магазины, а не «уплывет» по отдаленным адресам. Как ни говори, а все-таки своя рубашка всегда ближе к телу». 
… Вот так… Никакой, даже самый умный руководитель предприятия, если у него нет никаких прав на хозяйственную и, тем более, финансовую деятельность, не сможет спасти его в таких условиях от банкротства. И всё же на ДОКе пытались выкручиваться, экономить, уговаривать крайисполком отпустить предприятие в свободное плавание в условиях рынка. Но, увы, пересилило желание «наверху» - не пущать!
Один за другим закрывали цеха. Комбинат пытались спасти раздроблением на участки, но и это не принесло успеха. Предприятие было объявлено банкротом и прекратило существование.
С исчезновением деревообрабатывающего комбината в Абинске не исчезло мебельное производство. По-прежнему и в Абинске, и на Кубани, и по всей России идёт массовое строительство жилья. Конечно, новосёлам нужна новая мебель. Со времени существования ДОКа есть и мастера по её изготовлению и сборке. Сейчас в Абинске действует несколько частных фирм, которые в современных цехах на новейших, компьютизированных автоматических станках массово изготавливают европейского образца двери, мебель в широком ассортименте на любой вкус и ценовой выбор. Эта высококачественная продукция поставляется по всей России и по заказам – за рубеж. Такой продукцией можно гордиться.

Похожие новости

Комментраии (0)
Оставить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив




Расскажите, как музей может стать лучше? Ждём ваших предложений
Социальные сети

Подписка на новости

Впишите адрес электронной почты ниже, чтобы подписать на рассылку новостей

Оцените работу музея


Календарь новостей
«    Декабрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031